Хотелось бы сказать о лесе, как наши правители решают с ним расправиться, с последним кедрачом. Я вырос в тайге, в Турочакском районе. И вот как это так они решают, как по телевизору сказали, какой-то там Тамбовский или Воронежский университет, не зная наших условий, что кедру только лучше от санитарных рубок, что они повышают урожайность? Я на сто процентов уверен — привези этих университетских сюда, поставь рядом с кедрой и сосной, они же не отличат одно от другого. Теория с практикой не сходится.

Почему никто не понес наказание за то, сколько леса вырезали? Сколько этот Кыдатов выхлестал леса? Когда Гигель и Терехов прекратят уничтожать наше богатство? Кто их выбирает вообще?

В Турочакском районе – ну как это так, вырезать бор и вырезать водоохранную зону? Прямо до самого берега! Как там можно? И никто за это не ответил. Был главой района Болтухин, я с кем-то из райисполкомовских разговаривал – вы что делаете? Бор-то вырезают. Вот, мол, людей надо селить. Да вон Куликово поле, прекрасное место. Ой, нет, там надо коммуникации тащить и прочее. А сюда что, не надо? Только вот тут-то лес, а там нету. Как понимать? Люди, которые пытаются защищать что-то – на них же прут!

И как нашему президенту верить сегодня вообще? Хотелось бы и ему вопрос задать. Пришел он к власти, что обещал? Всех жуликов, воров и бандюгов «перемочу в сортире»? До сих пор мочит. Он обещал убрать транспортный налог – мол, введем акциз на бензин, снимем транспортный налог, но ведь так и не снял, и мы теперь платим два налога. Он и про пенсионный возраст обещал – пока я президент, ничего не будет. А что получается? А он не подумал, что мужики редко доживают до 65 лет? Как можно быть руководителем такого государства и пускать слова на ветер?

Вот Терехов захотел отдельное министерство создать. Так он был министром лесного хозяйства. И что он сделал? В 2014 году утопил Кызыл-Озек, Горно-Алтайск, Майму, государство понесло какие потери, а с него как с гуся вода. Из министров его убрали, говорят, что с записью «нецелевое расходование денежных средств», и сразу он почему-то оказался в Госсобрании. А какой вред-то нанес!

Бердников себе памятник строил-строил, эту «Долину», назвал ее «Жемчужина Алтая», а я с детства помню, что у нас одна жемчужина – Телецкое озеро. И результат? И тоже никто не наказан.

Сейчас замахнулись на Каракольские озера – там тоже все угробят. Строят эту смотровую площадку в городе – зачем она нужна? Кто хотел на Тугаю – тот и без площадки ходил, там и заезд без площадки был. Пожилые по тропе здоровья поднимались в День города, например. И трамплин тут раньше был, и союзные соревнования проводили, фильм даже старый есть. И вот зачем это? Вы народ спрашивали? Не в интернете, а по-настоящему? Никого не спросили... И так же в городе перетаскивают переходы. Зачем? Мое мнение – вместо этой беседки на горе лучше бы сделали воздушные переходы – у школы №6, на жилмассиве, на площади, на Ткацкой... Сразу же разгрузятся дороги. Подземные переходы мы не можем сделать, вода сразу затопит, но воздушные-то можно!

Безобразия с лесом угробили все реки. В Лебеди воды сейчас против того, что было – летом – в два раза меньше. Рыбы там осталось – ерунда. В 1978 году там на речке Аинке заселили бобра, это километров 25 примерно от Турочака. Сейчас он все заполонил. И получается, что маленькие нерестовые реки – там же практически в каждом ручье хариус, пескарь, чебак был – сейчас пустые. Весна пришла, вода поднялась, рыба заходит на нерест, а осенью-то она вернуться не может... Ведь все прекрасно знают, и биологи пишут и говорят, что нельзя чуждого зверя привозить в регионы, где он никогда не жил. У него тут нету естественных врагов. Это вот как зарыбливать пытались местные озера привозной рыбой, а что толку? И местную угробили, и та не прижилась. А в Лебеди сейчас искупаться невозможно. Я последние 20 лет туда езжу каждое лето, и порыбачить, и за грибами. Ну, лес там вырубили теперь и Лебедь постоянно грязная. Ну, как так можно? Ну ладно, добываете вы золото, но почему спуск-то прямо в реку? Разговаривал с суранашинскими жителями – говорят, у них невозможно реку вброд перейти, все илом покрыто.

Ну, как так-то? Народ-то почему молчит? Ведь дальше-то невозможно... Президенту разве не стыдно, когда в конце года объявили, что Китай держит первое место по продаже леса – а чьим лесом он торгует? Нашим.

Вот взять нынче нашу Сибирь – допустили такие пожары, только когда 3 миллиона гектар загорелось, только тогда начали тушить. А ведь летаем тушить Португалию, Испанию, а свое — пусть горит, у нас много? Как это понимать? По этим пожарам – мое мнение такое: когда журналисты занялись варварским отношением к лесу, когда люди стали возмущаться, тайгу специально запалили, чтобы спрятать следы своих дел.

Что же, Путин этого не видит? Вот они с Медведевым сделали оптимизацию... уничтожили лесников, уничтожили медицину, образование и сейчас пытаются все это восстановить. Почему раньше учитель и врач были самые уважаемые люди и самые высокооплачиваемые, а сейчас что? Развели народ – эти госслужащие, а эти нет, у этих доплаты, а у этих нет... Зачем разделили людей? Малые народности – большие народности... Все вместе жили и никогда не делились, у меня вон сколько друзей-алтайцев, с кем-то с детства дружим и не было такого, что ты алтаец, я русский. Зачем это делать? Сделали касты – нищеброды-маргиналы и неприкасаемые. Как дальше-то жить? То ли в газете читал, то ли по телевизору смотрел – у одного такого 200 тысяч пенсия, 400 тысяч госдоплаты и квартира 250 квадратных метров... Это как понимать? Вот Бердников пригласил своих «корешей» с Алтайского края – одному за 6 миллионов квартиру купили, второму, и где эти квартиры сейчас? Если вы, ребята, госслужащие, у вас должны быть государственные квартиры, то есть, ты свой срок отработал – будь добр, освободи.

Медиков, учителей не хватает – а откуда их будет хватать? Нагрузка на каждого учителя или врача какая? А ему – зарплата 18 тысяч, ни жилья, ни перспективы. Вот я считаю, им надо служебное жилье выделять, потом отработал 10 лет – квартира твоя. А эти «Земские доктора» – это полумеры. Моя родственница закончила медицинскую академию в Новосибирске, поработала в больнице, просвета нет, тут ей на глаза попалось объявление о работе в Магадане и уехала она туда. Живет сейчас прекрасно, и квартира, и машина, и работа, и зарплата достойная.

Вот, по стимулированию рождаемости то и се примем – это тоже полумеры. Молодым семьям надо давать жилье и делать скидку на услуги ЖКХ тем, кто родил детей, процентов 10-20, за одного да за второго. Мама в декрете — зарплата ей должна идти. А у нас только рушат, рушат, рушат и ничего не создается. Только военно-промышленный комплекс помаленьку работает, но это... Это ерунда.

А какие у нас сады подгорновские были прекрасные! Все же уничтожено. Заготконторы по районам – тоже. Для нас, ребятишек, это было золотое дно – мама денег не дает, побежал в лес, ягод или грибов набрал, сдал, отоварили тебя и побежал дальше. Все заготавливали. А сейчас? Одной калбы сколько вырезают, и куда все уходит? А почему снова не сделать заготконторы? И с орехом то же, и с папоротником. Это же все деньги республики. А уходят не пойми куда. И все нам только обещают заготконторы, что Бердников, что Хорохордин.

И до каких пор у нас президент будет своих ставленников назначить? Разве у нас народ свой тупой-глупый? Разве нету у нас своих хозяйственников? А это временщики. Он приехал, лапу к уху и уехал. А нам здесь жить. И что внукам останется?
Я был на Камчатке, на Курилах, видел, как там с рыбой обходятся, сейчас еще хуже. Сродный брат с женой ко мне приезжали, я их в Турочакский район повез. Жена у него биолог, говорит – я ни разу не видела, что такое белый гриб, туда приехали, я показал, так у нее глаза вот такие... А сейчас – все. Нету. Вырезали. Бора-то нет, вырезали. Напротив там был ягодник, черника. Она тоже не каждый год родится. И ее уничтожили. Мы пацанами в урожайный год по горам бегали, и на Солоп бегали. Вечером по мешку шишек притаскивали и сдавали. А сейчас куда, если ничего нету? В прошлый урожайный год – не нынче, а раньше – поехали с другом, захотелось, давно я там не был... Бийку проехали, на перевал поднялись, я машину остановил, друг говорит — что? Я говорю – Володя, а тайги-то нету. Один осинник и березник. И никто ее не восстанавливает. Питомники эти их — для отмывания денег. Посеяли и пусть растет. Не там. Уберите этот весь хлам и на этих вырубках сейте. А никому это не надо.

Вот эти вопросы надо поднимать. До каких пор будет это издевательство над людьми? Что внукам-то нашим достанется? Тайменя практически не стало, он в Красную книгу занесен и я какой год его даже не пытаюсь ловить. Лет 25-28 я каждый год езжу рыбачить в Турочакский район и за это время, наверное, три или четыре ускуча видал. И то, последний раз, наверное, в начале двухтысячных годов, на Пыже. А пацаном я его с августа и до самого снега ловил, попадались экземпляры килограммов по 8-10, потом все мельче — сначала 2-3 кило, потом вообще не каждый год видел-то... В шестидесятые годы хариуса поймал на 3 килограмма. А сейчас таких нет, граммов на 500 поймаешь – считается, что крупный.

Что останется детям, внукам?

Куда президент смотрит, я понять не могу. В свое время они сделали в избирательных бюллетенях графу «против всех», одно голосование прошло и эту графу быстренько убрали. Потому что самая популярная была. К чему мы идем?

Данные обратившегося есть в редакции.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.82 (11 голосов)